Новый муфтий Белоруссии: Мы ориентируемся на мусульманские учебные заведения Казани




На этой неделе в Белоруссии был избран новый Муфтий. Им стал имам-хатыйб г.Гомель, студент Российского исламского университета Али Воронович. Мы побеседовали с новым муфтием об истории ислама в Белоруссии и его нынешним положением в этой стране.

 

 

Ас-саляму алейкум, Али хазрат. Совсем недавно вас назначали на должность муфтия Белоруссии. Какие наиболее актуальные задачи стоят перед мусульманским духовенством вашей Республики?

 

Сейчас для нас важно развивать просветительскую и благотворительную работу. Но в первую очередь я хочу сделать акцент на образование. В Белоруссии сейчас существует сеть воскресных школ при различных общинах. Были проблемы с преподавателями, но мы их решили.

 

Кто у вас работает преподавателями?

 

Раньше у нас были проблемы с поиском необходимых специалистов, но сейчас этот вопрос решен. В основном это выпускники и студенты Российского исламского университета (Казань) и казанского медресе «Мухаммадия». Я сам учусь на заочном отделении Российского исламского университета. Поэтому кадры в основном татарские. Вообще для нас ориентиром считаются именно казанские мусульманские учебные заведения. Преподавание у нас ведется в соответствии с ханафитской традицией, учитываем также и белорусский особенности, страны в которой мы живем.

 

В Белоруссии много мечетей?

 

В самом Минске мечети пока нет, она еще только строится, мусульмане собираются во временных помещениях на территории строящейся мечети. Строительство началось шесть лет назад, там планируется большая каменная соборная мечеть. А вообще в Белоруссии шесть мечетей и три молельных дома, но они находятся, в основном, в маленьких городах, в районных центрах, в местах, где традиционно жили татары. Они, как правило, древние, им по сто и больше лет. Это такие города, как Ивия, Новогрудок, Слоним, Илецк и другие.

 

С польскими татарами у вас есть какие-то контакты?

 

Это один и тот же народ, т.е. польские, белорусские и литовские татары, как правило, все имеют родственные связи. Например, у меня очень много родственников в Литве среди литовских татар, есть родственники в Польше: одни и те же фамилии, одни и те же семьи и одна и та же история. 

 

Как у польско-литовско-белорусских татар обстоят дела со знанием татарского языка?

 

Никак. Язык был потерян в 16 веке, поэтому сегодня никто не владеет татарским языком. Из белорусских татар двое учатся в Российском исламском университете в Казани, может быть, они уже немного знают язык.

 

Вы считаете себя единым народом с казанскими татарами? Каково самосознание у татар Белоруссии?

 

На самом деле, это сложный вопрос. Для этого нужно проводить специальное социологическое исследование. Невозможно однозначно ответить на этот вопрос. Если я отвечу на него, то это будет сугубо моя личная точка зрения. Тот же языковой вопрос. Он имеет как интегрирующую, так и дезинтегрирующую роль. И сейчас в Минской татарской общине он, к сожалению, имеет дезинтегрирующую роль. Например, когда собираются казанские татары (татары последней волны эмиграции), разговаривают на своем языке, преподносят свою культуру на каких-то культурных мероприятиях, приходят наши старики, им это неинтересно, и они вообще чувствуют себя чужими. А когда собираются наши, уже те говорят: «Неужели это татарская культура?!» И поэтому, пожалуй, есть какая-то граница, к сожалению. И она тяжело преодолевается.   

 

Каково отношение со стороны государства к мусульманам? Возникают какие-либо проблемы со строительством мечетей?

 

Нет. Строительство мечетей разрешают. Если в Минске не строится мечеть, то это внутренние проблемы мусульман. Так все нормально. Конечно, финансовой поддержки никакой нет, но и препонов никаких тоже нет. Если вы найдете спонсоров, сами все сделаете, то, пожалуйста, стройте. Позиция государства нейтральная.

 

Какова роль ислама в жизни нынешних белорусских, литовских, польских татар? Какое значение имеет ислам сегодня? Много ли практикующих мусульман?

 

В массе своей татары сегодня более светские. И на самом деле это трагедия. Ведь что такое нация? Если у нации есть какие-то признаки – общий язык, общая экономика, общая территория, общая культура и общая религия, то у белорусских татар общего осталась только религия. У них не было общей территории, они были разбросаны по всей Белоруссии, у них не было общей экономики, каждый занимался своим делом, и оставалась, в основном, только религия. Это пример, когда религия являлась главным консолидирующим фактором. Т.е. кроме религии, других факторов почти не было и нет. И этот фактор сохранялся буквально до 1939 года, до тех пор, пока мы были под юрисдикцией Польши.

 

Когда основная масса татар жила в Западной Белоруссии, находилась соответственно под юрисдикцией Польши, было все гораздо легче в том смысле, что ислам преподавался в школе, и все акты гражданского состояния можно было заверить только у имама, свадьба – только у имама, рождение ребенка – также только у имама. Если татарин – иди к имаму, если поляк – иди к ксёндзу, белорус –  к попу. Загсов не было. Например, если я хочу жениться, я иду к имаму, чтобы получить у него свидетельство о браке. В результате, это поддерживало нацию, т.к. имам иногда мог запретить тот или иной брак, в связи с чем не было примеров смешанных браков. А когда в 1939 году пришел Советский Союз, везде началась борьба с религией, и главный объединяющий фактор был разрушен. В результате, численность татар год из года становится все меньше и меньше. Если в 1989 году в Белоруссии по данным переписи населения было 12500 татар, то в 1999 году уже 10000, а в 2009 году по данным последней переписи населения число татар составляет 7300 человек.

 

Известны много фамилий польско-литовский татар. Понятно, что, например, фамилия Хасеневич пошла от имени Хасан, Якубовски – от Якуб, а откуда берет начало Ваша фамилия?

 

Первый Воронович – Мустафа зафиксирован в документах в 1535 году. Он вышел со службы и получил участок земли возле Ивии. Дальше от него пошла эта фамилия. А почему ему дали такую фамилию? Есть предположение, что когда он служил, ему нужно было дать фамилию, а он был черным, как ворон, и ему дали фамилию Воронович. Но достоверных данных об этом нет.

 

Татары в Белоруссии остались со времен Речи Посполитой. Они и 600-700 лет назад считали себя татарами? Как сохранилось это название?

 

Да. Я видел письменные источники двухсотлетней давности, китабы (более ранних источников, к сожалению, нет), они написаны арабской вязью на белорусском или польском языке – сейчас невозможно определить, какой именно язык это был. Там они назывались татарами. О том, как они назывались 600 лет назад, я сказать не могу, но мусульмане, которые попадали на эту территорию в более поздний период, например, турки, плененные во время русско-турецкой войны, оставшиеся через 10-15 лет здесь жить, уже становились татарами. Черкесы, которые попадали сюда, впоследствии также записывались татарами.

 

До сих пор у простого народа понятие татары и мусульмане тождественно равны, нет разделения. Например, когда один мой друг жил в общежитии светского института, хорошо общался с арабами, которые жили там же, он рассказывал своим родителям, я общаюсь с арабами, а впоследствии они его спрашивали: «Ну как там твои татары поживают?». Или еще один пример. Мой тесть буквально говорит, у нас в Ивии (Ивия – самый большой город, где исконно живут татары) живут три религии – русские, поляки и татары. А когда его спрашивают: «А белорусы кто?», он отвечает: «Среди белорус – есть русские, и есть поляки». Т.е. русский – это значит православный, поляк – католик. А мусульмане – это татары. Между понятиями «татарин» и «мусульманин» не было различий, эти понятия были отождествлены. Среди татар есть фамилия Халимбек. Говорят, что это были черкесы более поздней волны эмиграции, однако сегодня они все себя считают уже татарами.

 

Есть проблема ассимиляции среди белорусских татар? Много смешанных браков?

 

Сейчас много. К сожалению, идет ассимиляция. Кстати, я хочу сказать о том, что по моим наблюдениям гораздо сильнее идут процессы ассимиляции среди эмигрантов последней волны – времен советской эмиграции. Я лишь по пальцам могу перечислить число мусульманских браков среди представителей последней волны эмиграции. Я даже не говорю татарских, чисто мусульманских. Т.е. они когда-то закончили образовательные учреждения где-то в центре России, попали по распределению в Минск, например. Им по 19-20 лет, нужно жениться, выходить замуж. Они попали в эту среду, татарских общин тогда не было, и, естественно женились/выходили замуж за русских и белорусов. А белорусские татары живут, если можно так сказать, тейпами (махалля – община – прим. автора). Если вы, например, придете к моей бабушке и назовете фамилию, она вам сразу расскажет: кто это такой, кто его братья, родители, чем они занимаются, т.е. все друг друга знают. Даже если жили в разных городах, эта родственная связь все равно сохранялась. Среди белорусских татар тоже есть, конечно, смешанные браки, но гораздо меньше в процентном соотношении.

 

А среди молодежи?

 

К сожалению, кто уже отошел от ислама, для них эти вещи не имеют значения.   

 

Среди мусульман Белоруссии есть какие-либо разногласия по мазхабам?

 

Я, закончив медресе, могу более квалифицированно отличить один мазхаб от другого, а если вы подойдете к обычному имаму и спросите, по какому мазхабу он читает намаз, он вам не ответит. Как у него записано в старых книгах, так он это и делает. Но если анализировать эти старые книги, там преимущественно ханафитский мазхаб. Потому что во время Польши мусульмане подчинялись Духовному управлению Турции, а во время сталинской России – Духовному управлению, которое было в Крыму. Но есть интересный момент. Если рассматривать эти старые книги отдельно, то можно найти влияние и шиитов, и шафиитов. Есть какие-то моменты, сталкиваясь с которыми порой задумываешься: это же не к ханафитскому мазхабу относится, это же к шиитскому или шафиитскому. Возможно, кто-то когда-то приехал и сказал: а у нас так. А наши записали. Потому что грамотных людей было очень мало. В связи с оторванностью от всего исламского мира, людей, которые получали исламское образование, почти не было. Первые люди, которые поехали учиться в университет – это Али Воронович (просто мой однофамилец и тезка) и несколько моих родственников, закончили университет в Аль-Азхаре уже в польское время, во времена Польши, до 1939 года. И один человек закончил медресе в Сараево после польской войны. Больше образованных людей не было и поэтому, они так глубоко не разбираются. Но, если анализировать книги, то за основу берется ханафитский мазхаб.

 

Кто преимущественно ходит в мечеть: молодежь или старшее поколение?

 

Смотря где. Но в больших городах, таких как Гомель, например, из восьмидесяти человек, которые приходят на джума-намаз, половина – это арабы, потом идут по убывающей афганцы и азербайджанцы, узбеки и дагестанцы, и три татарина, к сожалению. И как бы мы не ходили по семьям, призывать их, объяснять… пока не получается. Татары очень далеко ушли от ислама. Это наша боль.

 

А среди духовенства кто преобладает?

 

А в духовенстве, в основном, татары, 95%. По законам Белоруссии, религиозной деятельностью могут заниматься только граждане Белоруссии, и это очень жестко контролируется государством. Это сделано для того, чтобы в страну не проникали какие-то экстремистские течения из-за границы. И даже если среди прихожан мечети будут все арабы, все равно имамом будет только гражданин Белоруссии, т.е. можно сказать татарин.      

 

Беседовали Данис ГАРАЕВ,

Гульназ БАДРЕТДИН                 

 

"Исламский портал"







Другие новости раздела:
В канун дня российской прессы Владимир Путин встретился с руководителями ведущих российских СМИ, среди которых был и главный редактор «Аргументов и Фактов» Игорь Черняк. ...
Россия уважает территориальную целостность Украины в границах, которые сложились после референдума в Крыму. Об этом в ходе пресс-конференции заявил глава российского МИД Сергей Лавров, сообщает RT. ...
Государственный секретарь МИД Украины Андрей Заяц назвал Россию, Сирию и Сомали опасными для посещения странами. "В очередной раз просим украинцев не ехать в опасные страны: Ливию, Сирию, Йемен, Сомали, Россию. ...
Потери Германии из-за антироссийских санкций составляют 40 процентов всего ущерба, который несут страны Евросоюза. Как передает «Лента.ру», об этом пишет газета Frankfurter Allgemeine Zeitung со ссылкой на исследование Института мировой экономики в Киле. ...

1 2 3 4 5 6