Отплывающие от Титаника


 |   ИА Росбалт

Поведение наших славянских братьев накануне Дня Победы, и в первую очередь Белоруссии - объективный маркер жизнестойкости России. По маневрам Минска понятно, что Лукашенко в ней не уверен, считает первый вице-президент Центра моделирования
Поведение наших славянских братьев накануне Дня Победы, и в первую очередь Белоруссии — объективный маркер жизнестойкости России. По маневрам Минска понятно, что Лукашенко в ней не уверен, считает первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук.


— После того, как в Белоруссии решили заменить георгиевскую ленту на красно-зеленую, на Украине и в белорусских оппозиционных СМИ пишут, что "Крым и Донбасс подорвали славянское единство русских, белорусов и украинцев". Вы с этим согласны?


— Славянское единство – союз русских, украинцев и белорусов – подорвал развал СССР. Уже тогда стало ясно, что все народы пойдут своим путем, отличным от пути России. Здесь почти нет никакой политики, это элементарная логика вещей. Именно по этой причине везде идут в рост свои собственные, национальные языки. И этот процесс уже не остановить, поэтому, чем раньше его прекратят крестить "русофобским", тем лучше для сохранения хотя бы каких-то нормальных, добрососедских отношений.


События в Крыму и на Донбассе только ускорили эти процессы, которые в целом можно назвать "вторым распадом СССР", когда насильственным путем, с помощью военных методов будут изменяться те старые условные административно-территориальные границы, начерченные когда-то большевиками. Кстати, одним из физических символов распада славянского ядра стал взрыв на Чернобыльской АЭС, прямо на стыке трех республик: России, Украины, Белоруссии.


— А было ли это единство собственно славянским? Может быть, оно больше строилось на вненациональной советской матрице, подразумевающей, в первую очередь, общее представление о справедливости?


— Формат советского общежития, естественно, концентрировал вокруг себя многие народы, так как обеспечивал не только безопасность, но и просто сказочный (как теперь выяснилось) пакет социальных льгот. Если бы сегодня РФ оставалась советской, а не либерально-рыночной, к ней вернулись бы очень многие соседи, познав все в сравнении, на собственных организмах. В том числе, украинцы и белорусы. Кстати, когда нам говорят, что в Белоруссии якобы сохранились советские нормы и порядки, то это далеко не так. Белоруссия просто находится в своем особом формате, — нечто среднее на пути к китайской модели, — который после Лукашенко будет нарушен.


Собрать славян сегодня можно, только для этого необходимы изменения внутри главного славянского магнита – России. Но этого нет, поэтому единство русских, украинцев, белорусов будет сыпаться дальше. Россия, греющая на своей груди таких персонажей как Евгения Васильева, по определению не может быть притягательной для соседей, это следует сказать прямо.


— Был ли общий взгляд на Великую Отечественную главной духовной "скрепой" для русских, украинцев и белорусов – и сохранялся ли этот общий взгляд в последние 10-15 лет?


— Прошедшая большая война – одна из составных частей того огромного социально-политического механизма, который назывался Советским Союзом. Когда он упал, Великую Отечественную войну попытались вывести на первый план в качестве главной и единственной объединяющей "сваи". Но война не может объединять, как и не может объединять та, давняя победа, результатов которой сегодня нет. Были бы сохранены ее результаты, — территориальные, политические, — тогда, возможно, этот фактор мог оставаться объединяющим. Но завоевания наших предков в той войне нами потеряны.


— Может быть, нас скрепляет религиозная общность? Большинство украинцев и белорусов, как и большинство русских, относят себя к православным.


— Я бы не стал преувеличивать значение общей веры как "скрепы". Достаточно посмотреть, с кем из своих бывших братьев сегодня враждует РФ – Грузия, Украина, – чтобы понять, что общая вера не играет в современной политике никакой роли. Она даже не способствует объединению различных православных течений.


Сегодня победителя, СССР, по факту нет, – а побежденная Германия объединилась и вновь стала сильной. Поэтому Минск и Киев будут, так или иначе, стремиться в ту сторону — к Германии, Европе, Западу. К огромному сожалению. Хотя для них там никто льготных условий не приготовил. Но они поймут это позже, когда их бывший общий дом – Большая Россия – будет окончательно и бесповоротно разрушен.


— Причисление членов УПА на Украине к "героям войны" окончательно  ликвидирует объединявшую нас риторику и символику Великой Победы ?


— Память о Победе, само собой, надо всемерно поддерживать, – но этот фактор не может являться двигателем будущего. России придется понять, что этот привычный инструмент не работает. Для объединения нужны идеи нового времени, захватывающие дух. Ведь объединяет всегда будущее, а не прошлое, которое каждый трактует по-своему: где два историка – там война. Что там какая-то УПА – надо благодарить судьбу, что на территории огромной Центральной Азии пока еще не возродился басмаческий эпос.


Для того, чтобы прошедшая война объединяла, необходимо иметь цельный информационно-пропагандистский пакет для освещения и подачи этой темы. Но как мы можем его иметь, если сама Россия сменила свой красный флаг на триколор, не говоря уже о постоянных разговорах, что надо выбросить из мавзолея "мумию Ленина"? Не будем вспоминать о том, кто и при каких обстоятельствах использовал этот символ во время войны. Поэтому, сделав первый шаг в неоднозначном направлении, следует четко понимать, что вслед за вами ваши соседи сделают сто таких аналогичных шагов, – и в какой-то момент обгонят вас в этом странном соревновании. Чествование УПА – как раз из этой серии.


— Лукашенко поменял георгиевскую ленту на красно-зеленую, он не едет на парад в Москву. Но при этом осуждает других лидеров, которые отказались от поездки, и риторика на тему ВОВ в Минске пока советская. Можно ли сказать, что интерпретация итогов войны все же нас с Белоруссией по-прежнему объединяет?


— Белоруссия сегодня находится в той переходной исторической стадии, когда сохраняет еще часть советских признаков, но при этом приобретает новую, эксклюзивную, все более самостоятельную и яркую (пока еще, к счастью, не вызывающую) окраску. На следующем этапе следует ждать полного отсева всего того, что нас когда-то связывало.


При этом следует отдать Белоруссии должное: она всегда уходила в отрыв от России самой последней. Вспомним, что только сюда, в Минск, мог безбоязненно прилетать Горбачев на излете собственной власти. Лукашенко по-другому просто не может себя вести. Был бы там до сих пор Шушкевич или кто-то еще, – Белоруссия уже давно цвела бы своим цветом, яблочным или каким-то еще. Но мы это еще увидим, так как уже как минимум два новых поколения белорусов не пробовали на зуб "демократию и свободу", поэтому считают, что у них есть светлая цель. И находится все больше тех, кто советует им рвануться в ту сторону.


Добавим также, что Минск идет на демонстрацию военно-патриотических новоделов не по своей воле. Просто он очень долго ждал и надеялся, что Россия хотя бы избавится от олигархов. Но, видимо, на его взгляд, так и не дождался. Поэтому проклинать только одного Лукашенко за попытку рывка в Европу у нас не получится. Как говорится, в семейной ссоре всегда виноваты оба.


— Чего хочет Белоруссия и чего хочет Россия?


— Россия либерально-рыночная страна, такая же, как Франция или США. Она ничего не хочет, кроме как получать деньги, где только возможно. Это суть любой такой системы. Россия не изменилась, поэтому она не сможет изменить ничего вокруг себя: "Перестройка" продолжается 30 лет, с 1985 года, и конца этому пока не видно. Но в таком формате Россия не выживет, и уже сейчас не выживает.


Лукашенко не может всего этого принять, тем более с учетом того, что российский либерализм напрямую влияет на Белоруссию, органически связанную с нами по сотням каналов, в том числе экономических. То же самое касается коррупции. Все это вместе не позволяет Москве и Минску соединить свои усилия в той мере, как того требует крайне опасная и нездоровая международная обстановка. И эта обстановка нас, скорее, будет не соединять, а разводить, так как рыба ищет, где глубже.


— 3 мая замглавы администрации президента Белоруссии заявил, что Минск все-таки не будет запрещать георгиевские ленточки, несмотря на наличие в стране альтернативного символа Победы.


— Белоруссия вполне бы могла использовать прежний символ и дальше, если бы не роковой 2014 год, если бы не украинские события, которые расставили на континенте иные акценты. Если говорить прямо, то Минск боится непредсказуемого развития событий и на всякий случай, явочным порядком, вводит символы нейтралитета, стараясь демонстрировать его публично – прежде всего, Западу, США.


Белоруссия является объективным маркером, показывающим реальную силу России. По поведению Минска, к сожалению, понятно, что Лукашенко не совсем уверен в российской военной мощи. В противном случае, он бы не стал заниматься насаждением "цветков яблони" в экстренном режиме. Хотя, если отвлечься от политических оценок, то цветок яблони – не самый плохой символ победной весны и мая как такового.


Короче говоря, Минск не верит в Россию, но его можно понять: если бы в РФ не было олигархов и укорененного либерализма, президенту Лукашенко, как и подавляющей массе белорусов в целом, было бы намного легче работать с нами. Но, как бы там ни было, весь этот победный фестиваль цветов для Минска закончится плохо. Если не станет более-менее сильной России, действующей белорусской власти не поможет уже ничто. На следующем этапе элементарно исчезнут многие из тех стран, которые в попытках доказать что-то Москве встали на путь самоуничтожения.


— Встали на путь самоуничтожения – это вы о Белоруссии?


— И о ней в том числе. В Белоруссии резко усилились "подземные" экспертные, информационные течения, которые будут нацелены на физический отрыв страны от российской зоны влияния. Но, похоже, как было и в случае с Украиной, и во всех остальных случаях — чиновничьей Москве это безразлично. Поэтому можно сделать вывод, что уже в обозримом будущем Белоруссию будут рвать на части жестче, чем Украину. Никаких уроков усвоено не было, все начинается с чистого листа.


— Выходит, что, с одной стороны, дистанцирование Белоруссии от России обосновано — а с другой, это путь к ее гибели. Какова же, по-вашему, оптимальная тактика для Минска?


— Лукашенко надо искать правильных союзников внутри РФ.


— А что делать России, глядя на весь этот парад ленточных суверенитетов накануне юбилея Победы? Вот и внук Кантарии в Грузии георгиевские ленты с машин срезал.


— Общая победа Советского Союза на наших глазах распадается на части, разрезается на разные цвета и ленты. Украина выбрала свой формат празднования, Белоруссия свой и так далее. Это не "переписывание истории" в чистом виде, не надо перегибов. Это продолжение распада СССР на свои языки, символы и атомы. Это естественный процесс — именно так это и надо воспринимать Москве, чтобы не нанести более серьезного ущерба самой себе.


Беседовал Виктор Ядуха
 








Другие новости раздела:
В канун дня российской прессы Владимир Путин встретился с руководителями ведущих российских СМИ, среди которых был и главный редактор «Аргументов и Фактов» Игорь Черняк. ...
Россия уважает территориальную целостность Украины в границах, которые сложились после референдума в Крыму. Об этом в ходе пресс-конференции заявил глава российского МИД Сергей Лавров, сообщает RT. ...
Государственный секретарь МИД Украины Андрей Заяц назвал Россию, Сирию и Сомали опасными для посещения странами. "В очередной раз просим украинцев не ехать в опасные страны: Ливию, Сирию, Йемен, Сомали, Россию. ...
Потери Германии из-за антироссийских санкций составляют 40 процентов всего ущерба, который несут страны Евросоюза. Как передает «Лента.ру», об этом пишет газета Frankfurter Allgemeine Zeitung со ссылкой на исследование Института мировой экономики в Киле. ...

1 2 3 4 5 6