Луганская народная... область?


 |   ИА Росбалт

Предложения представителей ДНР и ЛНР об изменении Конституции Украины, в которых многие увидели возможность сохранения территориальной целостности страны, почему-то пока не нашли практически никакого отклика у официальных лиц украинской власти. А что
Предложения представителей ДНР и ЛНР об изменении Конституции Украины, в которых многие увидели возможность сохранения территориальной целостности страны, почему-то пока не нашли практически никакого отклика у официальных лиц украинской власти.


А что думают о таком варианте, например, на Луганщине, где до недавнего времени, кажется, и мысли не допускали о том, что Луганская республика может остаться частью украинской территории? Начнем с "обычных граждан".


Инга, продавец, 37 лет, Луганск


— Ни о каком присоединении и речи быть не может. Зачем нам менять шило на мыло? Наши мужики воевали, наши дома и заводы разрушены. И теперь мы вернемся к Украине, чтобы она нам давала копейки на восстановление и попрекала нас за это? Если мы не нужны России или она в виду своих политических убеждений не может взять нас как Крым, то лучше мы будем одни, но никак не с той страной, что стреляла в наших детей.


Елена, предприниматель, 43 года, Первомайск


— Еще недавно мы возили в Первомайск продукты из Лисичанска (с территории, контролируемой украинскими властями — прим. авт.), но буквально две недели назад все пути перекрыли. Если раньше можно было договориться провести товар за мзду, и мы кляли крохоборов по ту линию фронта, то сегодня проезд закрыт вообще. Мы доторговываем остатками, больше товара нет. А это значит, что и работы у меня нет. Поэтому я готова вернуться в состав Украины — у меня на первом плане моя семья, мой заработок. Пусть уже все возвращают, открывают проезд и дадут нам возможность хотя бы выживать.


Ольга, домохозяйка, 27 лет, Луганск


— Я готова на присоединение хоть к Украине, хоть к России, лишь бы нас признали, восстановилась экономика, и упали хоть чуть-чуть цены. Сегодня даже подгузники для сына позволить себе не могу, живу как в каменном веке. Муж не работает, я год назад ушла в декрет. Пусть мы будем хоть чем-то и хоть с кем-то, но с официальным статусом, а не обезьянками в клетке. Еще хочу, чтобы открылись дороги — я маму не видела с января, поехать к ней не могу, так как у меня, оказывается, "нет оснований" для получения пропуска.


Антон Павлович, учитель, 63 года, Луганск


— Жить с Украиной уже не получится. Если мы пойдем на уступки, то получим отношение, как к людям второго сорта. Будет так: народ победитель и побежденный раб. Я так жить не готов. Нас уже не примут как полноценный субъект, мы правда и раньше были для них отбросами, но сегодня ситуация еще хуже. Максимум на что бы я согласился, то это на федерализацию и то с условием, что пусть хоть через год, но мы отсоединимся.


Дмитрий, студент, 19 лет, Луганск


— Я за то, чтобы не стреляли. Говорить о том, куда пойдет ЛНР, не хочу. Думаю, там, наверху, все уже решили, так что мои слова никому не нужны. Мне сейчас важно получить нормальный диплом, который признают везде, снять по доступной цене жилье. В конце концов, я хочу ходить с друзьями в кафе, клубы. Для меня важна тусовка, а сегодня вместо реального отдыха – сборы на даче.


В общем, позиция "простых людей", как и следовало ожидать, — разная. А вот что касается первых лиц Луганской народной республики, то они тоже пока толком не "расшифровали", как нужно правильно понимать суть предложений, внесенных представителями ЛНР и ДНР.



Пожалуй, единственное высказывание, которое можно привести по этому поводу, это слова спикера парламента ЛНР Сергея Карякина, сказанные на вчерашнем заседании, посвященном годовщине Конституции самопровозглашенной республики: "Принятием Конституции мы твердо высказали свое мнение, что нам не по пути с той группой лиц, которые захватили власть в Киеве". А если в Киеве появится другая "группа лиц", то по пути?


Дальше с Украиной? Вряд ли


Поскольку позицию первых лиц нам в итоге выяснить не удалось, "Росбалт" поинтересовался мнением тех, чья точка зрения может иметь определенный вес на Луганщине. Например, командир отдельного комендантского полка Народной милиции ЛНР (так здесь именуются вооруженные силы), полковник Сергей Грачев уверен, что вхождение самопровозглашенных республик в состав Украины невозможно.


"Я не вижу такой возможности, потому что если мы уходили от этого, то назад, под власть Украины мы уже не пойдем. Историю не перепишешь. Примириться можно было еще в самом начале, если бы правительство поняло нашу позицию в тот период, когда свергли Януковича, если бы не было националистов, а украинская власть не переписывала историю, не убирала памятники Ленину, не объявляла героем Бандеру… Чтобы мы сегодня поддержали украинскую власть, она должна измениться, должна убрать эту коричневую чуму и нацизм… Но даже если это произойдет, ЛНР лучше быть отдельно, чем входить в качестве субъекта федерации в состав Украины", — считает Грачев.


А вот депутат Верховного совета ЛНР Юрий Юров демонстрирует несколько больший, хотя и не чрезмерный оптимизм по поводу того, что Украина и Донбасс все же останутся вместе: "В минских соглашениях прописано мирное сосуществование двух народов. Оно возможно только при условии, что Украина сама изменится – это изменение Конституции, внеблоковый статус".


"Я не очень верю, что Украина может пойти на такие шаги, но если представить что Украина сможет вновь стать демократическим государством, в котором признаются права граждан, права национальных меньшинств, то я думаю существование в пределах одного государства возможно, — говорит депутат. — Я считаю, что мы не имеем морального права… оградиться полностью стеной от других регионов Украины… Какая будет степень автономии, это покажут переговоры и компромиссы, либо, в худшем случае, — военные действия… Живя в Луганске, я представляю, как опять начнут падать мины и снаряды на мой родной город, и, конечно, этого бы не хотелось… Конечно, лучшим компромиссом было бы, чтобы граница наша проходила по Днепру или еще дальше, но все равно придется идти на уступки и навстречу друг другу".



"Если исходить из контекста подписанных Минских договоренностей, то там описаны очертания модели сосуществования ЛНР и ДНР как территорий с особым статусом и остальной части Украины в рамках единого политико-экономического пространства, — говорит кандидат политических наук Александр Проценко. — Территории, на которые будет распространяться данный особый статус, на данный момент ограничиваются фактическими границами республик. По сути это означает, что республики являют собой обособленные административно-территориальные образования в составе государства Украина с высоким уровнем автономности и даже возможностью ведения самостоятельной внешнеэкономической деятельности".


Александр Проценко напоминает о необходимости обязательного внесения в Конституцию Украины изменений о перераспределении властных полномочий, децентрализации политической и экономической власти.


"Несмотря на то, что термин "федерализация" в документе (Минских соглашениях — прим. авт.) прямо не используется, на деле предполагается именно это, причем многие заявления европейских политиков подтверждают их поддержку данного сценария, — утверждает эксперт.  — Такие изменения создают почву для отдельных, секторальных условий развития различных регионов Украины, с учетом их экономических и социально-политических особенностей. Поэтому характер взаимодействия ЛНР и оставшейся части Луганской области может быть гораздо более тесным, чем с другими регионами, что, является логичным как с точки зрения промышленной кооперации, так и с точки зрения их социальной однородности".


Но при этом политолог отмечает, что украинские власти сознательно создают такие условия, чтобы у Донбасса даже не возникало желания и возможности остаться в составе единого государства: "Все попытки наладить конструктивный диалог, прекратить политику стравливания подвергаются в Украине табуированию и остракизму. Фактически жителям республик ставят ультиматум – либо "покориться", признать власть Киева и отказаться от собственных ценностей и интересов, либо оставаться за бортом нормальной цивилизованной жизни, претерпевая все лишения от экономической блокады и оставаясь в подвешенном состоянии непризнанного государства. Это никак не похоже на диалог, к которому призывает Россия и большинство стран Европы. Это безосновательная попытка диктовать свою волю в одностороннем порядке".


Впрочем, Проценко считает, что нынешний киевский режим не вечен, а с его падением к украинцам придет осознание того, "в какую катастрофическую экономическую ситуацию завели страну действия евромайданной власти", что, по его словам, "должно способствовать очищению общества от навязанного ныне воинственного патриотизма, базирующегося на непримиримой борьбе с инакомыслящими и признании культурно-ценностного доминирования одной части украинского общества над другой".


"При любом варианте встраивания республик в политико-экономическую орбиту Украины, нужно понимать, что их жители поддержат такой сценарий лишь в случае обеспечения полноценной защиты всего того, что именуется политико-экономическим и культурным укладом жизни от посягательств со стороны Киева и радикально расстроенных элементов украинского общества", — делает вывод Александр Проценко.


"Я прекрасно понимаю все плюсы единого государства в рамках Украины. Но уже как таковой Украины на политической арене быть не может. Только новое государство в его нынешних территориальных границах", — высказывает свое мнение луганский военный журналист Андрей Моисеенко. — Основное требование, всех жителей ЛНР это, естественно, ликвидация преступной хунты, развязавшей гражданскую войну… Я уверен, что в случае смены власти и именно радикальной смены власти правопреемники примут ДНР И ЛНР в свой состав".


При этом Андрей Моисеенко уверен, что промышленный потенциал Донбасса по-прежнему жизненно необходим самой Украине, так же как и экономика самопровозглашенных республик зависит от нее, о чем свидетельствуют события, последовавшие за экономической блокадой. Да и тесные культурные связи, отмечает эксперт, никуда не делись. "Поэтому все больше и больше людей склоняются к возможности возврата к единому государственному устройству, но уже другого формата. Например, формат федеративного устройства с расширенными правами регионов на местах и превалирующим формированием местного бюджета", — считает журналист.



Таким образом, по мнению большинства луганских экспертов, ЛНР и ДНР могут остаться в составе Украины, только если власть в Киеве сменится и при соответствующем обновлении Конституции. У наблюдателей, следящих за ситуацией не изнутри попавшей в блокаду Луганской республики, мнения по поводу будущего "особых районов" Донбасса, которыми они поделились с "Росбалтом", несколько другие.


Никаких республик в Донбассе не будет


Украинский политолог и директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев говорит, что вопрос о нахождении в составе Украины таких субъектов как самопровозгашенные ДНР и ЛНР в принципе не стоит.


"В составе Украины могут остаться, и, надеюсь, останутся Луганская и Донецкая область. Они будут существовать на правах децентрализованных областей в рамках децентрализованной государственно-конституционной структуры, которая должна в Украине возникнуть после проведения конституционной реформы, — считает эксперт. — Поэтому Донецкая и Луганская область могут в полном составе остаться в Украине на правах расширенного муниципального самоуправления и на большее на данном этапе Украина не пойдет, поскольку в Украине понимают, что любая автономия Донецкой и Луганской области даст шанс постоянно генерировать процессы дезинтеграции, фрагментации украинской государственности".


Эксперт также полагает, что Донецкая и Луганская области, после того, как будут демонтированы ДНР и ЛНР, не смогут претендовать на какие-то особые права. "У Украины есть понимание, что страна должна остаться унитарным децентрализованным государством, а не превратиться в слабое фрагментированное федералистское, тем более конфедералистское государство. Сегодня Украине предложили варианты Молдовы и Приднестровья, но на такой вариант Украина не согласится", — говорит Вадим Карасев.


С ним согласен глава Центра прикладных политических исследований "Пента", член общественного совета при МИД Украины Владимир Фисенко. По его словам, речь может идти только о возвращении в состав Украины не ДНР и ЛНР, а "тех территорий Донецкой и Луганской областей, которые сейчас контролируются не Украиной".


"Официальная позиция Украины – непризнание ДНР и ЛНР как юридических и политических субъектов, поэтому некорректно говорить об их возвращении, — отмечает политолог. — Я хочу напомнить, что Минские договоренности этого не предусматривают, они говорят об установлении особого статуса местного самоуправления на этих территориях, никакие ДНР и ЛНР там не предусматриваются. Ни о какой легализации ДНР и ЛНР в составе Украины не может быть и речи", — отмечает Фисенко.


А вот украинский политолог Дмитрий Джангиров считает, что вариант автономии для отдельных районов Донбасса все же не исключен, хотя официально для нее придумают какое-то другое название.


"Реально это будет что-то между федерацией и конфедерацией. ДНР и ЛНР будут отдельными субъектами в соответствии с Минскими соглашениями в составе Украины, с особым статусом. Безусловно, это будет автономия, но она не будет называться автономией… Будет восстановление экономических и социальных связей. Но сегодня каждая сторона торгуется и хочет более выгодного для нее порядка применения пунктов Минских договоренностей", — констатирует эксперт.


Как известно, представители самопровозглашенных республик Донбасса, передав свои предложения в конституционную комиссию Украины, дали украинским властям "на размышление" ровно неделю. Размышлять осталось три дня. Впрочем, ответит ли Киев хоть что-то? Хотя председатель комиссии Владимир Гройсман и пообещал рассматривать "любые предложения".


Валерия Разина, Луганск








Другие новости раздела:
В канун дня российской прессы Владимир Путин встретился с руководителями ведущих российских СМИ, среди которых был и главный редактор «Аргументов и Фактов» Игорь Черняк. ...
Россия уважает территориальную целостность Украины в границах, которые сложились после референдума в Крыму. Об этом в ходе пресс-конференции заявил глава российского МИД Сергей Лавров, сообщает RT. ...
Государственный секретарь МИД Украины Андрей Заяц назвал Россию, Сирию и Сомали опасными для посещения странами. "В очередной раз просим украинцев не ехать в опасные страны: Ливию, Сирию, Йемен, Сомали, Россию. ...
Потери Германии из-за антироссийских санкций составляют 40 процентов всего ущерба, который несут страны Евросоюза. Как передает «Лента.ру», об этом пишет газета Frankfurter Allgemeine Zeitung со ссылкой на исследование Института мировой экономики в Киле. ...

1 2 3 4 5 6